Принцип слоёв: Архитектура Интернета и право

© 2003 by Lawrence B. Solum and Minn Chung.

IV. Применение принципа слоев

Приводит ли принцип слоёв к положительным результатам, если применяется в конкретных случаях? Проливает ли анализ слоёв свет на проблемы регулирования Интернета или наоборот, запутывает их? Мы ответим на эти вопросы в нижеследующем обсуждении. Мы организуем наше обсуждение классифицировав природу нарушения слоёв. На макроуровне мы отличаем нарушения, которые происходят в слоях TCP/IP, от тех, что происходят в общих слоях системы связи. Это различие является очень важным. Слои TCP/IP выражают архитектуру Интернета. Слои системы связи в некотором отношении похожи, но отличаются в ключевом моменте — слои системы связи не являются архитектурой Интернета.

А. Применение в слоях TCP/IP

В обсуждении, которое представлено ниже, мы обсуждаем конкретное регулирование, которое неспособно соблюдать целостность слоёв TCP/IP. Мы применяем принцип слоёв и его следствия к этим попыткам регулирования и показываем, что анализ слоёв является нормативно привлекательным и разъясняющим. Мы можем начать с краткого обзора целей, мотивирующих регуляторов нацеливаться на принцип слоёв.

1. Введение: Цели регулирования, направленного на слои TCP/IP

Мы предваряем наше обсуждение примеров вопросом: “Почему у регуляторов Интернета был соблазн нарушать принцип слоёв?” Один вид регулирования, который прямо нарушает архитектурные принципы Интернета, это регулирование, направленное на нижний слой TCP/IP для того, чтобы повлиять на проблему, которая произошла в верхнем слое — обычно, хотя и не обязательно, это слой контента. Такой тип регулирования почти всегда мотивируется желанием агрессивно решать проблемы, выбирая объектом преследования технологии, которые делают возможным нежелательное поведение. Это, своего рода подход “ликвидации проблемы в зародыше”.

Давайте рассмотрим, например, копирующую программу, которая создаёт файлы МР3 из музыкальных СD. Без Интернета, всё, что можно было сделать с копирующим софтом, это загрузить файлы МР3 на такое оборудование, как Rio или iRod — то есть МР3 плеер для личного использования. Либо пользователи могли бы смешивать и записывать музыкальные файлы на болванку, но так же, самостоятельно, и в основном для личного использования. Интернет изменил такую ситуацию фундаментально, дав возможность массово распространять музыкальные файлы МР3 путём пирингового обмена файлами между пользователями программ, таких, как ныне несуществующий Napster, KaZaa и т. д. Сетевой эффект таков, что по причине существования Интернета, копирующее приложение в настоящее время является частью чрезвычайно эффективной глобальной системы распространения музыки в цифровом формате (хотя данное копирующее приложение технически не является частью сетевого протокола в том смысле, как являются HTTP или SMTP). Глядя под таким углом, совсем не удивительно, что законные представители заинтересованных групп, таких, как индустрия распространения музыки, считают, что Интернет представляет из себя угрозу. Можно понять, что столкнувшись с неожиданной и неминуемой угрозой, ответной реакцией будет выбрать мишенью технологию, делающую это возможным, Интернет. Используя агрессивный подход “ликвидации проблемы в зародыше”, Индустрия может попытаться убедить общественные органы регулирования Интернета принять правовые нормы, которые нацелены на один или более слоёв TCP/IP.

Другой мотивацией для нарушения целостности слоёв является желание регулирующих органов убедиться в осуществлении контроля над информационным содержимым. По причине всемирного распространения Интернета и его фундаментальной прозрачной архитектуры, Интернет стал чрезвычайно популярным средством распространения свободы слова по всему миру. Как проницательно отметил Лессиг, “через архитектуру Интернета мы экспортировали в мир Первую поправку в коде, более жёсткую, чем наша собственная Первая поправка в законе (выделено курсивом в оригинале)”. Как мы знаем, многие политики и правообладатели считают такие возможности Интернета угрожающими или, по крайней мере, спорными. Тогда и неудивительно, что многие реагируют, избирая целью сетевые слои TCP/IP для того, чтобы ослабить или разрушить прозрачность Интернета. Хотя все эти реакции и понятны, это уже другой вопрос, насколько мудрым и желательным для уравновешивания всех заинтересованных сторон является регламентирование, нарушающее архитектурные принципы Интернета.

Ещё один пример желания контролировать контент показывает регламентирование, которое стремится заблокировать всю информацию с конкретного IP-адреса из‑за характера контента, предоставляемого сайтом. Так работают некоторые фильтрующие программы. Можно настроить прокси серверы и IP фильтры чтобы они делали то же самое. Эти программы нацелены или действуют на слое IP и дискриминируют данные в зависимости от характера контента в качестве пользовательской информации, блокирующие программы либо анализируют пользовательскую информацию, либо делают предположения о характере контента, базирующегося на IP адресе, затем проводят дискриминирование, то есть пропускают или отбрасывают информацию — на основании характера контента пользовательской информации.

Сейчас мы перейдём на ещё более конкретный уровень, обсуждая применение принципа слоёв к разнообразным частным проблемам регламентирования Интернета. Все примеры используют весьма спорное регламентирование или споры, анализ которых так же является спорным или противоречивым. Для каждого примера мы продемонстрируем, что анализ слоёв — то есть анализ в рамках структуры слоёв, предложенной выше — проясняет или привлекает внимание к важным вопросам, которые были вне досягаемости существующих методов анализа. Презентация начинается в нижней части иерархии слоёв с анализа регламентирования, направленного на физический слой по причине проблем в слое контента. Далее анализ двигается вверх по иерархии слоёв, рассматривая регламентирование, направленное на IP-слой, затем то же самое для транспортного слоя. И напоследок обсудим очень интересный режим нарушения слоёв, который вовлекает три слоя. В течении всей презентации мы сфокусируемся на иллюстрировании разнообразного регламентирования с нарушением слоёв и демонстрации эффективности анализа слоёв.

Хотя наше обсуждение и организовано согласно характеру нарушения слоёв, в связи с обсуждаемым регламентированием, читателю может оказаться полезным краткое предварительное описание. Мы обсудим следующие примеры:

2. Регулирование физического слоя, направленное на проблемы слоя контента

Первая категория нормативных требований включает в себя нормативные действия, направленные на физический слой, с тем, чтобы решить проблему слоя контента. Наиболее экстремальный пример, который попадает в эту категорию, это отключение или отказ предоставить физическое подключение — “обрубание проводов” — из‑за проблем слоя контента. К такому чрезвычайному средству могут прибегать например, страны, в которых объявлено военное положение. Блокада, направленная против государства, может включать в себя отказ от услуг связи в рамках строго эмбарго. Или же, нестабильный режим, испытывая политическое давление, может отрезать каналы связи с внешним миром и в том числе связь по Интернету. В мире, связанном посредством Интернета, где система связи быстро становится неотъемлемой частью привычного функционирования общества, сеть может сама подвергнуться нападению в результате очень серьёзных политических конфликтов. В рамках системы слоёв, это регулирование, направленное на физический слой, из‑за наличия проблем в слое контента, может быть представлено схемой:

Слой контента Слой проблемных действий

  
Логический / кодовый слой
Приложения / сервисы
 
Прикладной слой
Транспортный слой
Сетевой слой
Канальный слой
 НАРУШЕНИЕСЛОЁВ

  
Физический слой Слой регулирования

Мы начнём с обсуждения возможности того, что физические каналы связи с Интернетом перекрываются во время войны, используя кампанию НАТО против Сербии для того, чтобы сфокусировать наше обсуждение. Далее затем обсудим Мьянму, государство, которое жёстко ограничивает свои физические каналы связи с Интернетом. И завершим обсуждение обобщив эти два примера.

а) Интернет в военное время: Что произошло в Сербии

Во время боевых действий НАТО против Сербии 1999 года, возможность отключения Интернет-связи в Югославии стала явно очевидной, хотя и недолговечной темой для обсуждения среди Интернет-сообщества. Белградский Интернет-провайдер BeoNET заявил, что Loral Orion — американская компания, занимающаяся услугами спутниковой связи, предоставляющая широкополосный доступ к Интернету в Югославии, находится на грани отключения спутникового канала в страну, в соответствии с торговым эмбарго США против Югославии. Страхи породило правительственное распоряжение 13121, которое вступило в действие 1 мая 1999г. Правительственное распоряжение запрещало торговлю с Сербией и Черногорией, в том числе широкий запрет на поставки любых товаров и услуг, а также сделок с товарами и услугами.

Хотя некоторые коммуникационные услуги, такие, как телефонная связь, обычно не подлежат действию большинства торговых эмбарго, из этого самого распоряжения было не ясно, касается ли это доступа в Интернет посредством спутниковой связи. Кроме того, имелась озабоченность по поводу кибер-атак, запущенных хакерами из Сербии против сайтов США и НАТО, после того, как началась бомбёжка Сербии.

По всей видимости, Loral Orion всё же обсуждал вопрос об отключении с правительством США. Однако, администрация Клинтона приняла решение не проводить отключение, а вместо этого поощряла сербов использовать Интернет для того, чтобы сломать подавление СМИ правительством Милошевича. На принятие такой Интернет-политики либерализации могло повлиять осознание того, что многие югославские пользователи Интернета были против режима Милошевича. Остаётся открытым вопрос, выбрало бы правительство США столь либеральный подход, если бы большинство Интернет-сообщества Сербии не имело прозападных настроений, не было бы против Милошевича, или же атаки югославских хакеров были более серьёзными. Фактически, во время более раннего эмбарго со стороны ООН в отношении Югославии в 1992г., канал BitNet — единственное имеющееся в то время Интернет соединение с Сербией и Черногорией было отключено. По всей видимости, на западе не знали и не беспокоились о прозападном настрое югославского сообщества пользователей Интернета того времени.

Хотя доступ в Интернет для Сербии не был запрещён отключением физического канала, это могло произойти. Как этот случай можно было бы трактовать при помощи послойного анализа? Запрет на физическом слое, с целью решить проблему в слое контента, является регулированием с нарушением слоёв. Анализ слоёв показывает, что, как следствие, запрет имел бы не полный или чрезмерный охват в том, что касается цели регулирования — разрушить связь посредством Интернета, что способствовало бы Сербскому режиму. Это подтверждается тем, что произошло в Сербии. Если бы канал был отключен, режим Сербии был бы не в состоянии столь же эффективно использовать Интернет для связи с внешним миром; Запрет имел бы некоторое желаемое воздействие. Однако данный Запрет имел бы чрезмерный охват. Запрет повлиял бы на антирежимные группировки в Сербии, сербам было бы отказано в доступе к антирежимному контенту. Запрет так же имел бы недостаточный охват из‑за характера базового устройства Интернета. Интернет спроектирован так, чтобы обходить повреждённые физические каналы. Если бы пропал один канал, связь всё же поддерживалась бы через другие физические каналы. Отключение всех физических каналов затруднительно по причине наличия широкого спектра физических соединений, которые могут нести данные. Спутник, оптоволоконный кабель, медная пара, ультракороткие волны, все они способны выполнить эту задачу. Полный запрет потребовал бы участия всех государств, соседствующих с Сербией.

Однако, обратите внимание, что анализ слоёв не обязательно ведёт к заключению о том, что не следует обрезать провод во время войны. Анализ слоёв требует убедительного нормативного обоснования, а разрушение вражеской связи, без сомнения, является таким интересом, который можно счесть убедительным. Анализ слоёв требует рассмотрения альтернатив, соблюдающих слои, но представляется вполне возможным, что в каких‑то военных ситуациях, ни одна из таких альтернатив не будет адекватной. Другими словами, анализ слоёв отображает здравое предвидение того, как запрещение Интернета в военное время должно анализироваться органами общественного регулирования Интернета. Это свидетельствует в пользу модели слоёв, что согласуется с нашими взвешенными решениями таким образом.

b) Интернет и режимы в условиях кризиса: Мьянма

В отличии от навязанного извне враждебной стороной обрыва связи в условиях военного положения, отключение или жесткое ограничение физического канала связи может осуществляться различными режимами в состоянии кризиса в своей стране. Текущая ситуация в Мьянме (ранее Бирма) иллюстрирует такой тип регулирования в чрезвычайной ситуации на физическом слое.

Согласно закону 1996г., каждый телефон, факсимильный аппарат, модем или компьютер в Мьянме должен был иметь разрешение от правительственных органов и быть этими органами зарегистрированным. Законом, принятым в разгар закручивания гаек популярной политической деятельности, предусматривался срок лишения свободы на срок от 7 до 15 лет за неразрешенное владение компьютером, факсом или модемом. Этот закон не простая формальность и не пустая угроза. Фактически в 1996 году Джеймс Лендер Николс, почётный консул в Норвегии и друг лидера оппозиции, был заключен в тюрьму за владение незарегистрированными факсами. Он умер в тюрьме спустя несколько месяцев при невыясненных обстоятельствах.

Драконовский закон Бирмы о телекоммуникациях был расширен специально для того, чтобы охватить Интернет. Закон запрещает доступ в Интернет без согласия властей и требует первоначального правительственного одобрения каждой веб-страницы, созданной в стране. Правительство в состоянии эффективно контролировать весь доступ в интернет со стороны Мьянмы, потому что единственный провайдер в стране, это Телекоммуникационная и Почтовая Служба Мьянмы, находящиеся в ведении правительства. Услуга электронной почты доступна ограниченному количеству иностранных предприятий и Бирманских пользователей, однако доступ во Всемирную паутину или какой‑либо веб-сайт вне страны по существу запрещён для всех, кроме нескольких правительственных должностных лиц в целях обеспечения безопасности.

В Мьянме политически нестабильный режим, которому угрожала оппозиция, поддерживаемая населением, налагает чрезвычайные меры, действуя с физического слоя, путём осуществления жесткого контроля над линиями связи, оборудованием и сетевым аппаратным обеспечением, что подкреплялось угрозой серьёзного уголовного наказания. При помощи таких действий режим обеспечил наличие возможности при необходимости произвести полное отключение связи в стране, в том числе “обрубить провода” в Интернет. Анализ слоёв произошедшего в Мьянме по своей схеме похож на случай с затруднением действий противника в Сербии. Конечно, же два эти случая совершенно различны. Большинство политических аналитиков согласятся, что отключение Интернета противника в военное время оправдано в нормальных условиях; и вероятно, те же самые аналитики заклеймят политику обрубания проводов в Мьянме. Этот факт иллюстрирует заключение, которого мы уже достигли — анализ слоёв представляет из себя схему для анализа регулирования Интернета, но эта схема всегда является неполной. Разница между отключением в военное время и добровольная изоляция тоталитарного режима состоит в следующем: некоторым войнам можно найти оправдание, в то время, как тоталитарные режимы никогда не должны поддерживаться. Анализ слоёв даёт нам угол зрения по делам с обрубанием проводов, но не выполняет всю работу за нас.

с) Уроки примера “обрубания проводов”

В приведенных выше примерах Сербии и Мьянмы регулирование направлено главным образом или исключительно на физический слой. Однако цель такого регулирования заключается в прекращении или ограничении обмена данными через Интернет, а это значит — нанести удар по контенту. Так же, конфликт разгорелся в слое контента, как и все политические конфликты, однако подвергся воздействию физический канал, в качестве самой крайней формы блокады в отношении содержания.

Чрезвычайный характер регулирования “обрубанием проводов” вполне очевиден. Практически во всех обстоятельствах физический канал по большей части находится в добросовестном пользовании и регулирование при помощи обрубания проводов обладает чрезмерным охватом. Вполне понятно, что “перерубание проводов” является крайней степенью разрушения прозрачности, так как никакие данные контента не будут переданы каким‑либо способом. Если это производится во всей стране или регионе, прозрачность Интернета всей этой области будет полностью уничтожена. И если можно вообще оправдать такое чрезвычайное регулирование, то только чрезвычайно убедительными примерами, такими как полномасштабные боевые действия с массовым уничтожением людей.

Когда проблемы в слое контента — высшем слое иерархии Интернета — агрессивно решают в физическом слое — низшем слое, мы имеем самое большое нарушение слоёв, которое ведёт к наиболее тяжёлой проблеме с добросовестным использованием Интернета большинством, а также к полному разрушению прозрачности. Органы регулирования должны интуитивно осознавать экстремальный и очевидный характер этой проблемы, поскольку такое регулирование осуществляется только в исключительно необычных обстоятельствах. Тем не менее, случай с “обрубанием проводов” поучителен в том, что он показывает яркий пример регулирования с нарушением слоёв и проблем, возникающих с таким регулированием.

3. Регулирование IP-слоя, воздействующее на проблемы слоя контента