Принцип слоёв: Архитектура Интернета и право

© 2003 by Lawrence B. Solum and Minn Chung.

↑ IV. Применение Принципа Слоёв

↑ 3. Регулирование IP-слоя, воздействующее на проблемы слоя контента

4. Регулирование транспортного слоя, направленное на проблемы слоя контента

Еще одна категория регулирования с нарушением слоёв включает правила ориентированные на Транспортный или TCP-слой. Основная идея таких правил — блокировать доступ к содержанию (т. е. выбрать целью проблемы слоя контента), используя регулирование транспортного слоя (например, блокировать IP-адреса, которые связаны с целевым контентом). Мы анализируем в основном гипотетический пример этого вида регулирования — вероятность того, что владельцы авторских прав будут стремиться заставить провайдеров блокировать порты, используемые для P2P обмена файлами между пользователями программ. Эта категория регулирования с пересечением слоёв показана ниже:

Слой контента Слой проблемных действий

  
Логический / кодовый слой
Приложения / сервисы
 
Прикладной слой
Транспортный слой
Сетевой / IP-слой
Канальный слой
   
 НАРУШЕНИЕСЛОЁВ
  
 Слой регулирования
   
   

   
Физический слой   
а) Блокировка портов и обмен файлами P2P между пользователями

Этот тип регулирования может возникнуть в контексте нынешних судебных процессов касательно клонов Napster.

DMCA требует от провайдеров соблюдения положений об отключении этого закона во избежание ответственности. Из‑за обеспокоенности DMCA, во многих университетах и частных организациях применили блокирование Gnutella и другого трафика по протоколу P2P, блокировав порт TCP, используемый в протоколе. Общественный орган регулирования Интернета, т. е. суд, может дать распоряжение провайдерам о блокировании TCP-портов, используемых приложениями P2P. До сих пор таких распоряжений не было, возможно потому, что адвокаты и судьи ещё не знают о такой возможности.

С технической точки зрения, номер TCP порта — это только параметр, используемый в заголовке пакета данных ТСР. Но каждое Интернет-приложение или прикладной протокол должны иметь уникальный номер порта, присвоенный ему для того, чтобы должным образом выполнялись его функции связи в Интернете. Используя номера портов кодирующиеся в пакеты данных, TCP слой собирает множество пакетов данных, полученных от IP-слоя, в согласованные потоки данных, понятные приложениям. Например, номер порта для HTTP-протокола веб-приложений — 80. Среди множества получаемых пакетов, слой TCP собирает вместе пакеты с тем же номером порта 80 для восстановления потока передачи данных для HTTP, то есть веб-приложений.

TCP-порты делятся на три категории: известные порты, зарегистрированные порты и динамические/частные порты. Номера известных портов — от 0 до 1023 и назначаются и управляются IANA (Администрация адресного пространства Интернета), которая в настоящее время входит в ICANN. Зарегистрированные порты — в диапазоне от 1024 до 49151. Согласно документу IANA о номерах портов, каждый может использовать или регистрировать номер порта в этом диапазоне, но IANA регистрирует и составляет списки номеров этих портов для удобства сообщества. Динамические/частные порты — от 49152 до 65535.

Все приложения P2P используют TCP-порты выше 1023 — то есть, либо зарегистрированные, либо частные порты. Например, Gnutella использует порт 6346 и приложения, основанные на FastTrack технологии, Grokster, KaZaA и Morpheus — все используют порт 1214. Тем не менее, многие из P2P приложений могут изменять номера портов “на лету”, чтобы обойти блокировки портов в университетах и частных организациях. В ответ на это в большинстве организаций с брандмауэрами блокируются все порты выше 1023, за исключением тех, которые конкретно разрешены этой организацией.

Несмотря на понятную озабоченность вопросами безопасности и права со стороны университетов или частных организаций, массовое блокирование всего диапазона TCP портов поднимает вопрос о влиянии этого на общую прозрачность Интернета. Хотя локализованное блокирование портов со стороны частных лиц или школ само по себе не нанесет значительного ущерба общей прозрачности, в совокупности воздействие может повлечь за собой серьезное общее ухудшение, если практика станет распространенной во всем мире. Кроме того, блокирование TCP портов, как практикуется в настоящее время, создаёт серьезные проблемы для массы добросовестных пользователей, так как большинство портов выше 1023 используются добросовестно, законно и это является неоспоримым фактом.

b) Блокировка портов и принцип слоев

Имелась важная причина для того, чтобы первоначальным проектом TCP/IP предусматривалось такое большое количество — 65536 портов, что значительно больше, чем тогда было необходимо в обозримом будущем. Они были созданы как часть первоначального замысла Интернета, чтобы дать пользователям и разработчикам свободу в инновациях без искусственного дефицита номеров портов. В связи с этим, решение отключить что‑то около 98% портов без учета влияния на функционирование Интернета, остаётся по крайней мере открытым вопросом.

Не похоже, что проблемы использования и назначения TCP портов исчезнут. В конце концов, круги заинтересованных лиц могут обратиться за правовым регулированием, направленным на уровень TCP, либо через суды, либо через законодательные органы. В дополнение к подходу с блокированием портов, они могут добиваться отмены регистрации и прав на порты через ICANN/IANA. В настоящее время регламент “прав собственности” на номер порта TCP остаётся минимальным. В том, что касается назначенных и зарегистрированных портов, можно подать заявку на порт, через веб-сайт IANA по адресу HTTP://www.iana.org. Динамические/частные порты полностью “свободны” или не регулируются. И нет никакого процесса разрешения споров о назначении порта, в отличие от процесса ICANN для задания имени домена. Традиционно, назначение TCP порта не было источником споров, потому что большинство популярных Интернет приложений — это приложения клиент-сервер с использованием хорошо известных номеров TCP портов. Тем не менее, из‑за взрыва популярности весьма спорных P2P-приложений, использующих “зарегистрированные” или частные порты, назначение или регистрация TCP портов может стать новой ареной юридических проблем.

5. Регулирование IP-слоя, направленное на проблемы транспортного или прикладного уровня

Не все проблемные действия регулирования с нарушением слоёв возникают в слое контента. Хотя большинство споров возникает по поводу слоя контента, возможно возникновение конфликта на одном из уровней сетевых слоёв TCP/IP, в войне протоколов технологического характера. Пример такого спора возник в горячо обсуждаемой области регулирования широкополосного рынка — в частности, регулирование Интернет-сервиса потокового видео по высокоскоростному кабелю.

а) Потоковое видео через Интернет: Краткое введение

Есть по крайней мере три различных метода доставки видео или аудио материалов, через Интернет. Во‑первых, это “загрузить”, где весь файл для видео программы сначала загружается на компьютер пользователя, а затем воспроизводится, после завершения передачи. Очевидным недостатком этого метода является то, что пользователь должен подождать, пока весь материал будет загружен, прежде чем сможет начать воспроизводить материал, даже если пользователя интересует только первая часть материала. Метод, называемый “прогрессивной загрузкой”, решает этот недостаток. С помощью этого метода воспроизведение материала начинается после того, как часть файла была загружена, но передача фрагментов уже-воспроизводимого файла сохраняется в фоновом режиме так, что пользователь воспринимает “непрерывное воспроизведение”. Или пользователь может прекратить передачу данных после частичного воспроизведения, если материал окажется неинтересным.

Однако, методы доставки, основанные на загрузке, представляют собой очень серьезную проблему для контент-провайдеров. То есть, полная копия программы остается на компьютере пользователя в виде цифрового файла, который, в свою очередь, может быть полностью скопирован неограниченное количество раз без разрешения владельцев контента. Одним из способов решения этой проблемы является технология Управления цифровыми правами, где число возможных воспроизведений или копирований материала контролируется собственником контента. Другой подход заключается в том, чтобы во‑первых не передавать полный цифровой файл компьютеру пользователя. Согласно этому подходу, видео или аудио программы воспроизводятся “вживую” непосредственно на компьютере пользователя через Интернет, не оставляя единого файла на компьютере пользователя. Большинство веб-трансляций и Интернет радио- или телевизионные программы используют этот метод.

Различные методы доставки видео и аудио программ “в прямом эфире” или в “реальном времени” посредством Интернета называются потоковыми технологиями. Такие технологии необходимы, поскольку доставка видео или аудио программы — задача, требующая выполнения в определённое время, критичная по срокам. Чтобы быть полезной, видео или аудио программа должна воспроизводится с правильной скоростью и в нужном темпе. В противном случае, ария Паваротти может звучать как распев жевуна или события быстро развивающегося боевика могут выглядеть замедленным воспроизведением. Таким образом, пакеты данных, которые составляют фильм или песню должны доставляться постоянно и в правильной последовательности, с правильной скоростью — процесс, называемый “поток”. Интерактивное “живое” общение через Интернет, такое как Интернет-телефон или видеоконференция также должны использовать потоковые технологии, независимо от озабоченности авторскими правами в связи с “живым”, “в режиме реального времени” характером связи.

b) Cервис широкополосного доступа в Интернет по кабелю: Очень краткий обзор

До недавнего времени, потоковое видео через Интернет не было источником широко распространенных споров, потому что использовавшиеся большинством людей телефонные модемы для того, чтобы попасть в Интернет, были не достаточно быстрыми, чтобы обеспечить скорость передачи данных, необходимую для живого воспроизведения любого приличного качества видео материала любой нетривиальной длины. Спор возник в результате слияния двух отдельных направлений развития, который произошёл в конце 1990‑х: быстрого роста широкополосной Интернет-индустрии и энергичного расширения традиционных медиа-компаний на Интернет-рынке.

В контексте скорости доступа в Интернет, термин “широкополосный” (broadband) относится к возможности высокоскоростной передачи данных по сети от более чем миллиона бит в секунду (Мбит/с) до миллиардов битов в секунду (Гбит/с). Для сравнения, типичный “56K” модем через традиционную телефонную связь может передавать данные со скоростью около 45 000 бит в секунду. Хотя высокоскоростные технологии передачи были в эксплуатации более десяти лет в больших организациях, провайдеры и операторы интернет-магистралей доступа к высокоскоростным подключениям стали доступными для индивидуального и домашнего пользования сравнительно недавно. Широкополосными технологиями, доступными для домашних пользователей являются: DSL (цифровая абонентская линия) через телефонную линию, цифровая связь через провод кабельного телевидения, спутниковая связь, наземные или фиксированные беспроводные системы, а также волоконно-оптические линии (так называемое оптическое-волокно-в-дом — FTTH).

Среди этих технологий, DSL и кабель являются наиболее широко принятыми широкополосными решениями в нашей стране, в частности потому, что они используют существующие физические линии уже подключенные к большинству домов, то есть, телефонные линии и провода кабельного телевидения. Из этих двух, проведение кабеля опережает установку баз DSL приблизительно 2:1. По данным исследования, проведенного Федеральной комиссией по связи (FCC), из 4,3 миллионов высокоскоростных линий в эксплуатации, по состоянию на 30 июня 2000г., было около 1 млн DSL линий и около 2,2 млн кабельные подключения.

И кабель, вероятно, продолжит опережать DSL в течение ещё нескольких лет. Основное препятствие, которое ограничивает распространение технологии DSL, это условие, что дома пользователей должны быть в пределах от 12 000 до 18 000 футов (около 3‑х миль) от телефонных коммутационных станций, оборудованных средствами для обработки трафика DSL. Хотя для сетей кабельного телевидения и необходимо некоторое обновление оборудования для осуществления высокоскоростной цифровой связи по разветвлённому кабелю, эта необходимость не является столь уж суровой. В конце 2000г. только 23% семей США проживали в районах, где был доступен DSL, а 52% могли получить доступ к услугам высокоскоростной цифровой связи.

Таким образом, кабельная технология будет, вероятно наиболее распространённым способом доступа к высокоскоростному Интернету в течении некоторого времени в будущем. Однако, кабельные компании, являются также и медийными компаниями и их традиционным бизнесом является продажа видеопрограмм. Таким образом широкополосный доступ в Интернет с помощью кабеля представляет собой расширение медиа-компаний в быстро растущий (и потенциально очень прибыльный) рынок Интернет-услуг. Таким образом создается ситуация, когда одна и та же компания занимается продажей готовых продуктов в слое контента в качестве медийной компании и является владельцем разветвлённой кабельной сети на физическом уровне, в качестве кабельной компании, а также имеет возможность осуществлять контроль на кодовых слоях будучи Интернет-провайдером. Такая вертикальная интеграция функций через слои может вызвать озабоченность по поводу отсутствия свободной конкуренции и антимонопольного регулирования, особенно при рассмотрении местных региональных монополий кабельных компаний на рынке высокоскоростных услуг Интернета, пожалуй, самом важном сегменте рынка, потому что будущее именно за ним.

Большинство этих вопросов, однако, выходит за рамки данной статьи. Тем не менее, так как эти вопросы имеют существенное значение для регулирования Интернета, мы даем краткий обзор доводов Марка Лемли и Лоуренса Лессига. Во‑первых, Лемли и Лессиг заметили, что практика кабельных компаний по комплектации услуг Интернет-провайдеров, мешает пользователям выбрать другого провайдера, не даёт развиваться конкуренции на рынке домашних широкополосных кабельных услуг. Это заметное изменение по сравнению с ситуацией в высоко-конкурентном рынке узкополосных Интернет-провайдеров. Авторы утверждают, что очень важно чтобы рынок Интернет-провайдеров оставался конкурентоспособным. Характер услуг Интернет-провайдеров по сути не является фиксированным и они могут и должны оказывать широкий спектр различных услуг, в том числе предоставлять аудио- и видеоматериалы. Короче говоря, независимые провайдеры являются двигателем для инноваций на рынках, которые мы даже не представляем себе. Таким образом, “вертикальная интеграция” Интернет-провайдеров и услуги предоставления доступа кабельными компаниями ставят под угрозу будущее инноваций в Интернете закрывая независимых провайдеров от домашних потребителей широкополосных услуг. В целом, очень важно обеспечить эффективную “вертикальную конкуренцию”. Интернет-рынок в целом характеризуется массовыми сдвигами центров конкуренции. Компании, производящие аппаратное обеспечение (IBM) были смещены производителями операционных систем (Microsoft); компании операционных систем оказались под угрозой со стороны производителей браузеров (Netscape) и “мета”‑операционных систем на открытой платформе — (Java компании Sun). “Несомненно, наиболее важным [фактором в строении рынка] является то, что конкуренция пришла... из другого слоя”. Вертикальная интеграция контента, Интернет-доступа и кабельных сетей грозит задушить инновационное будущее Интернета за счет устранения этого стратегического конкурентного фактора на наиболее важном рынке домашнего широкополосного Интернета.

с) Потоковое видео через Кабельный Интернет: Споры

Пример возможных последствий вертикальной интеграции представляет собой противоречивый вопрос контроля кабельными компаниями потокового видео в своих кабельных линиях. Поскольку традиционным бизнесом кабельных компаний является продажа видео-программ, у них не будет стимула к тому, чтобы разрешить доставку контента потокового видео от своих потенциальных конкурентов на высокой скорости кабельного Интернета. В самом деле, когда кабельные компании начали предлагать услуги высокоскоростного Интернета посредством кабеля, большинство из них не позволяло полнометражного потокового видео на своих кабельных линиях. Например, @Home — услуги Интернет-провайдера по кабельным линиям AT&T запретил своим пользователям скачивать более 10 минут потокового видео по Интернету. Исполнительный директор AT&T Широкополосных и Интернет Услуг пояснил, что он “не будет позволять другим свободно передавать фильмы и телепередачи через высокоскоростной Интернет своей компании”. Сообщалось о его словах: “AT&T не для того потратила $56 млрд. для входа в кабельный бизнес, чтобы высосали кровь из наших вен”.

На такую агрессивную позицию и провокационную риторику возможно повлияла “золотая лихорадка Интернета” предпринимательской среды высоких ставок в конце 1990 годов. Похоже, что отношение кабельной индустрии с тех пор несколько смягчилось. Во‑первых, ограничение на доставку видео породило столько споров, что оно вызвало озабоченность председателя Федеральной Комиссии США по связи (FCC), а также некоторых членов Конгресса. Далее это ограничение заняло видное место во время тщательно рассматриваемого и получившего широкую огласку процесса применения регламентирования FCC в связи со слиянием AOL Time Warner. Меморандум о взаимопонимании (МОU) поданный AOL Time Warner с участием FCC, содержал 11 пунктов, один из которых был посвящён специально вопросу потокового видео:

Письменный запрос FCC в МОU поднял конкретно этот вопрос еще раз, на что AOL Time Warner ответил повторным подтверждением своего обязательства разрешить потоковое видео без ограничений. В отдельной беседе AOL Time Warner также пришлось отвечать на вопросы в FCC относительно их отношений с AT&T, которой интересовалась Time Warner Entertainment через кабельную компанию MediaOne.

После слияния AOL Time Warner, ни один из кабельных провайдеров-владельцев похоже не налагает явного запрета на трафик потокового видео в пользовательском соглашении и программных документах. А @Home прекратил своё существование после банкротства, получившего широкую огласку в конце 2001г. — один из многих “доткомов, потерпевших аварию” в том году. Тем не менее, некоторые владельцы кабеля, включая AT&T всё ещё обвиняются в том, что требуют от независимых провайдеров-абонентов не продавать своё собственное потоковое видео. Более того, AT&T, Comcast и Cox Communication все они требуют от своих пользователей не заниматься деятельностью, которая приведёт к снижению производительности их сети. По крайней мере в принципе, получение потокового видео высокого качества в течении продолжительного периода времени может рассматриваться кабельными кампаниями в качестве запрещённого вида деятельности, которая ведёт к снижению производительности. Фактически, озабоченность касательно снижения производительности и была причиной, которую AT&T сначала выдвигали по поводу ограничений видео трафика невзирая на причины, оглашенные исполнительным директором. Таким образом хотя определённого запрета на потоковое видео для индивидуальных пользователей больше не существует, регламентирование кабельными компаниями потокового видео через Интернет может вполне себе процветать.

d) Потоковое видео и регулирование с нарушением слоёв

Озабоченность поставщиков услуг Интернета касательно чрезмерного использования или злоупотребления общей пропускной способностью сети (той самой “пропускной способностью”) не может ограничиваться видео траффиком, так как данные любого типа могут вызвать перегруженность сети. Однако технологии, разработанные для того, чтобы контролировать загруженность сети могут применяться для выделения потокового видео с тем, чтобы обрабатывать его по‑другому, таким образом, что не возникает никаких разумных оснований связанных с контролем загруженности сети.

Одним из таких примеров является ограничение видео трафика с определённого IP-адреса. В сущности техническая литература для изделия Широкополосный Маршрутизатор CISCO предоставляет следующее в качестве конкретного примера его использования:

Ограничение видео трафика может оказаться эффективным упражнением по контролю загруженности сети, когда, например, почти вся пропускная способность занята потоковым видео. Тем не менее, в этом случае ограничение нужно будет применять одинаково ко всему видео трафику для достижения результата, а не только к видео из определённого источника. Более правдоподобное объяснение ограничения видео трафика с конкретного IP-адреса — это попытка ограничить или заблокировать доставку видео контента из конкретного источника.

Если бы кабельные компании и должны были принимать такие меры, тем не менее они бы не возражали против контента как такового. Хотя конечной целью владельцев кабельных компаний является коммерческая выгода — то есть конкуренция не выгодна для их собственного бизнеса с видео контентом — их поведение в отношении регулирования наиболее непосредственно направлено на протоколы, а не контент. То есть кабельные компании озабочены не контентом как таковым, а характером трафика потокового видео.

Протоколы потокового видео гарантируют доставку кадров изображения с постоянной видео-скоростью, так что серия доставляемых изображений представляет собой обычное воспроизведение видео. Те же самые кадры изображения, доставляемые обычным веб-протоколом НТТР, будут неэффективны в качестве видео-материала из‑за нестабильной и неравномерной скорости доставки. Фактически, ни одна из кабельных компаний никогда не объявляла ограничений, запрещающих доставку отдельных изображений кадр за кадром по НТТР или FTP протоколам. То, с чем боролись кабельные компании — потоковый характер доставленных изображений — то есть с собственно потоковыми протоколами.

Потоковое видео может применяться в слое прикладного протокола с использованием потокового протокола в реальном времени (Real Time Streaming Protocol — RTSP) или на транспортном уровне с помощью транспортного протокола реального времени (Real Time Transport Protocol RTP). А ограничение передачи данных от IP-адреса является регулированием на IP-слое, потому что оно направлено на функцию IP-слоя. Таким образом, ограничение потокового видео с указанного IP-адреса является регулированием на IP-слое из‑за возражений против протоколов верхнего слоя — RTP — на транспортном уровне или RTSP на уровне приложений. Ограничение, как правило, осуществляется в маршрутизаторе, как описано в технической литературе CISCO процитированной выше, когда пакеты с указанных IP-адресов просматриваются, а потом отбрасываются или задерживаются, если в поле протокола пакета IP указан RTP или RTSP протокол. Таким образом, функционирование IP-слоя различает протокол прикладного уровня — RTSP — или протокол транспортного уровня — RTP. Это является регулированием с нарушением слоёв, но непосредственно нежелательные действия расположены не в слое контента. Напротив, то, что непосредственно дискриминируется — протоколы верхнего уровня.

Разумеется, конечной целью кабельных компаний может быть предотвращение доставки видео контента посредством Интернета. А видео-скорость, возможно является неотъемлемой и необходимой частью видео контента. Однако, наша точка зрения заключается в том, что видеоматериалам отказано косвенно — прямой блокировкой протоколов на уровне приложений или транспортном уровне. Таким образом, данное регулирование может рассматриваться в качестве единого, с вовлечением трех или четырех слоев, как показано ниже:

Слой контента Дискриминированный контент — видео

     
Логический / кодовый слой
Приложения / сервисы
 
Прикладной слой
Транспортный слой
Сетевой / IP-слой
Канальный слой
Видео контент, дискриминированный косвенно
Прямая дискриминация протоколов
    
 Дискриминированный протокол RTSP
 Дискриминированный протокол RTP
 Слой дискриминационного регулирования
   
   

     
Физический слой   
b) Проблемы, поднятые регулированием потокового видео

Регулирование потокового видео кабельными компаниями представляет собой интересный пример поведения с нарушением слоёв в рамках TCP/IP-слоев. Приведенный пример показывает, насколько сложными могут стать действия связанные с регулированием в TCP/IP слоях, хотя конечной целью может являться контроль над слоем контента. Более того, этот вид контроля может стать более распространенным в будущем, так как игроки более подробно знакомятся с технологиями. Для этого типа действий, подход сквозного анализа, ориентированный на прикладные “концы”, по своей сути не является полным. Сквозной анализ совершенно упустит из виду фактически дискриминационные функции, действующие внутри TCP/IP слоев. Результирующие воздействия в слое контента не смогут убедительно показаться дискриминационными намерениями или воздействиями. Как отмечалось выше, кабельная компания может считать перегрузку сети обоснованием для блокировки протоколов потокового видео. Такая обеспокоенность безусловно является убедительной причиной для поставщиков услуг Интернета или провайдеров доступа в Интернет и не может быть отброшена без достаточных фактов, свидетельствующих об обратном. Анализ слоёв, с другой стороны, обеспечивает аналитическую основу, которая значительно более полно и категорично рассматривает весь спектр слоев, от слоя контента — до физического уровня, помещая “ядро” — TCP/IP слои в центре анализа.

Хотя ограничение трафика потокового видео с определенных IP-адресов представляет собой регулирование с нарушением слоёв в пределах TCP/IP слоёв, оно, тем не менее, имеет проблемы, схожие с иным регулированием с нарушением слоёв. Если бы эти практики были приняты многими или всеми крупнейшими провайдерами — которые при этом оказались бы кабельными медиа-компаниями, такими как AOL, Time-Warner и AT&T — общей прозрачности Интернета был бы нанесен серьезный ущерб, т. к. Интернет-вещание с использованием законно признанных протоколов не сможет добиться большого количества пользователей. Кроме того, регулирование блокирующее протоколы будет иметь серьезные проблемы для массового добросовестного использования. Дискриминированные потоковые протоколы имеют по большей части добросовестное использование, потому что в потоковых протоколах нет ничего изначально предосудительного или незаконного. В самом деле, провайдеры, которые не находятся в бизнесе, связанном с видео-контентом — например, не‑кабельные широкополосные провайдеры, такие как DSL или T1-провайдеры — не запрещают потоковых протоколов. Наоборот, они поощряют такое использование, для того чтобы продавать широкополосные услуги.

В частности, нет ничего изначально нежелательного в работе протоколов поточного видео через кабельные линии. Потоковый трафик не конфликтует с существующими кабельными технологиями и оборудованием, и не причиняет ему ущерб. Если бы провайдеры кабельных компаний не были вертикально интегрированы с бизнесом видео контента, у них бы не было причины для возражений против потоковых протоколов. Таким образом, кабельные линии или IP-маршрутизаторы, используемые провайдерами кабельной компании, имеют в основном добросовестное использование в отношении потоковых протоколов в верхних слоях.

Что касается законной озабоченности провайдеров по поводу управления пропускной способностью сети и контроля перегруженности, что называется — проблемы качества обслуживания (QoS) в сетевой индустрии — есть решения без нарушения слоёв, такие как дифференцированное обслуживание (DiffServ) или Протокол Резервирования Ресурсов (RSVP). Тем не менее, следует также отметить, всё большее понимание недостатков традиционных подходов к качеству обслуживания. Описание различных подходов к качеству обслуживания, а также анализ подходов в рамках анализа слоев, приводится в Приложении ниже.

6. Ещё раз к вопросу об аргументации против регулирования, нарушающего слои

Рассмотрев различные примеры поведения, нарушающего слои, мы возвращаемся к абстрактной аргументации части III, в свете нашего конкретного обсуждения частных примеров. Регулированию, нарушающему слои Интернета, должны предшествовать очень серьезные соображения до его осуществления, из‑за (а) нарушения прозрачности, которая подрывает статус Интернета, как инновационного фонда, и (b) существенных проблем соответствия, свойственных такому регулированию. Каков же правильный подход к такому регулированию в свете нашего обсуждения ряда конкретных проблем (реальных и гипотетических), с которыми сталкиваются общественные регуляторы Интернета?

Мы не предлагали ввести абсолютный запрет на регулирование с нарушением слоёв или пересечением слоёв, потому что могут быть такие случаи, когда нарушение целостности слоёв оправдано по причине убедительной нормативной выгоды. Обсуждение примеров показывает разнообразие причин (как плохих, так и хороших), которые органы общественного регулирования Интернета могут счесть убедительными. В нашем обсуждении кибертерроризма предлагается, например, такое убедительное обоснование — национальная безопасность. Взвешенное оправдание будет особенно надёжным, если локальная потеря прозрачности, вызванная нарушением принципа слоёв, не будет воздействовать на прозрачность Интернета целиком так, чтобы угрожать его функционированию в качестве фонда инноваций.

С другой стороны, разрешительный подход, который в большинстве случаев допускает регулирование с нарушением слоёв, если не имеется убедительной причины для его запрещения — может и не сработать, потому что мы можем полностью упустить эффект накопления множества нарушений слоёв, используя отдельный анализ для каждого случая. Если эффект накопления станет заметен — тирания мелких решений — уже может оказаться слишком поздно сохранять прозрачность Интернета. Урон уже будет нанесён и Интернет прекратит своё существование в качестве фонда инноваций, чем он был ранее. Наше обсуждение компромиссных по отношению к слоям решений касательно угрозы авторским правам, возникающей из‑за обмена файлами Р2Р, наводит на размышления о таком сценарии, в соответствии с которым, органы управления Интернета могут не удержаться на скользкой дорожке, имея результатом серьёзный ущерб прозрачности Интернета. Каждое отдельное действие по блокированию IP-адреса или закрытию порта не будет представлять особую важность само по себе, но накапливающийся эффект от множества таких действий сделает Интернет непрозрачным.

Мы привели доводы, что наилучшим подходом является принцип, выдвигающий сильное предубеждение против регулирования с нарушением слоёв. Обсуждение нами нескольких конкретных примеров позволяет нам дать дальнейшие установки для применения принципа слоёв на данный момент. Мы видим, что такое предубеждение должно быть особенно сильным, если есть один или более из следующих факторов:

  1. когда регулирование с нарушением слоёв влияет или имеет потенциал для оказания влияния на большое количество пользователей, например, регулирование, влияющее на крупнейшего провайдера в стране или операторов магистралей, регулирование, влияющее на всю страну или страны или же регулирование, блокирующее большинство имеющихся портов ТСР;
  2. когда регулирование с нарушением слоёв направлено на нижний сетевой слой, например TCP, IP или физический слой из‑за проблем в самых верхних слоях, например слое контента или приложений.

Когда регулирование с нарушением слоёв влияет на большое количество пользователей, воздействие такого регулирования на общую прозрачность Интернета будет особенно деструктивным. Таким образом политикам нужно быть особенно осторожными принимая такой регламент или требуя его. Когда регулирование с нарушением слоёв направлено на самые нижние слои с целью борьбы с нежелательным поведением в самом верхнем уровне, проблема добросовестного использования массами будет становиться особенно серьёзной, как например в случае регулирования путём “обрубания проводов”, которое обсуждалось выше. Таким образом, следует предпринимать максимальные меры предосторожности, обдумывая регулирование, направленное на слои TCP, IP или физический.

В. Применение на уровнях системы связи

До этого момента мы проанализировали регулирование, нацеленное на сетевые слои, то есть слои TCP/IP или физический в контексте сети Интернет. В рамках слоев коммуникационной системы, более обобщённой концепции слоёв, сформулированной Бенклером, присутствует разновидность регулирования, которое имеет структурную схожесть с регулированием, нарушающим слои, но отличается по таким важным параметрам, что его надо анализировать отдельно. Это регулирование так же нацелено на нижний слой с тем, чтобы воздействовать на проблемы, возникающие на верхнем слое, но оно не нацеливается прямо на сетевые слои. Назовем такой вид регулирования — регулирование с пересечением слоёв в слое коммуникационной системы.

1. Регулирование с пересечением слоёв коммуникационной системы

Регулирование с пересечением слоёв может нацеливаться например на кодовый слой для борьбы с проблемами, возникающими в слое контента. В сущности, примером такого регулирования являются Противообманные положения Закона о защите авторских прав в цифровую эпоху (DMCA). Данный закон запрещает производство и распространение любой технологии, продукта, сервиса или устройства, которые пытаются обойти технологию защиты от копирования. Таким образом этот закон нацеливается на вышеуказанные программы, код, который не является частью сетевой системы — то есть не принадлежит к сетевым слоям — по причине обеспокоенности вопросами слоя контента — то есть нарушения авторских прав.

Регулирование с пересечением слоёв в слое коммуникационной системы по своей структуре напоминает регулирование с нарушением слоёв в слоях Интернета, тем, что и то, и другое нацеливаются на нижний слой, чтобы решить проблемы верхнего слоя. Обычно для обоих видов побудительными причинами служат похожие желания — это уничтожить в самом зародыше деятельность, представляющую проблему, нацеливаясь на технологии, позволяющие это.

Тем не менее, они имеют значительные различия вследствие важного отличия между TCP/IP слоями и слоями коммуникационной системы. TCP/IP слои представляют собой осуществление принципов устройства Интернета — разделение слоёв, прозрачность, понятие о сквозном. С другой стороны, слои коммуникационной системы, являются описательными категориями, предназначенными для того, чтобы удобно организовать существующие концепции в коммуникационных системах. И следовательно нет никакой нужды в прозрачности или ожиданий от всех слоёв коммуникационной системы. Однако аргумент о сквозном принципе в своей обобщённой форме всё же применим в слоях коммуникационной системы в качестве нормативного принципа, который высказывается против размещения функции вне того уровня, где она в конечном итоге потребляется или используется.

2. Послойный подход к Доктрине о массовом использовании, Не нарушающем чьих‑то прав

В плодотворном деле Сони 1984г., владельцы авторских прав на телепрограммы попытались противостоять деятельности, предположительно нарушающей их права, которая была направлена на видео — записывающие технологии. Вместо того, чтобы преследовать потребителей, которые на самом деле записывали их программы — прямые нарушители — телевизионная индустрия решила атаковать видео — записывающие технологии, подав в суд на производителей видео — записывающей аппаратуры в связи с пособничеством нарушению авторских прав. Тем не менее, Верховный суд отказался признать их в целом виновными, по той причине, что видео-записывающая технология “допускала массовое использование без нарушения чьих‑то прав”.

В рамках структуры слоёв коммуникационной системы регулирование, которое телеиндустрия пыталась применить к Сони, может рассматриваться как регулирование с пересечением слоёв, которое нацелено на физический слой — видео-записывающая аппаратура — для того, чтобы противостоять нежелательным действиям в слое контента — неавторизованному копированию программ телевидения. При этом интересно отметить, что Верховный суд вынес постановление, запрещающее регулирование с пересечением слоёв, когда учёл массовое добросовестное использование на нижнем слое, относительно проблем на верхнем слое. Столкнувшись с аналогичной структурной проблемой, закон вынес решение — Доктрина Сони о массовом не‑преступном использовании — это согласуется с аргументом против регулирования с нарушением слоёв, представленным в данной работе, основанной на тезисе соответствия.

Несмотря на схожесть, имеются фундаментальные различия между слоями коммуникационной системы и слоями TCP/IP. Во‑первых, нет никакой нужды в прозрачности слоёв коммуникационной системы, в то время как прозрачность слоя является фундаментальным принципом устройства, присущим архитектуре TCP/IP слоёв. Во‑вторых, не все устройства нижних слоёв или технологии в слоях коммуникационной системы используются добросовестно в массовом порядке. Вполне возможно, что касательно некоторых устройств или технологий, любое, или почти любое использование устройства является незаконным. В таких случаях имеет место идентичность или почти полная идентичность проблемной деятельности и технологии и нет массового добросовестного использования технологии или устройства.

В рамках TCP/IP слоёв, напротив, массовое добросовестное использование нижних слоёв в том, что касается проблем в верхних слоях, — это необходимое следствие возможностей, присущих архитектуре слоёв TCP/IP. Следовательно аргумент против регулирования с нарушением слоёв в слоях Интернета полностью соответствует решению, вынесенному Верховным судом касательно Сони. На самом деле это аргумент с ещё большим обоснованием, потому что в добавок к неотъемлемой проблеме массового добросовестного использования, регулирование с нарушением слоёв грозит разрушением или ухудшением производящей функции Интернета огромного значения, путём разрушения или ухудшения прозрачности.

Так же следует отметить, что доктрина Сони может считаться разновидностью сквозного принципа, применимого к этой области правового регулирования. В рамках слоёв коммуникационной системы доктрину Сони можно истолковать как выдвигающую следующее утверждение: если нет тождественности проблемы и технологии, закон не должен быть направлен на нижний технологический слой с тем, чтобы регламентировать проблемы в верхнем слое. Там, где это возможно, регулирование должно быть направлено на тот слой, где возникли проблематичные действия или соответствовать этому слою.

Это ведёт нас к важнейшему пункту о применении анализа слоёв к регулированию с пересечением слоёв в слоях коммуникационной системы. Решение Верховного суда по делу Сони в самом нижнем пределе базируется на логическом обосновании, которое по своей структуре соответствует анализу слоёв. Хотя в суде по делу Сони слои не обсуждались — если бы это произошло, это было бы чудом предвидения — обоснования по делу Сони базируются в своей основе на том, что мы называем тезисом соответствия — неотъемлемый чрезмерный охват регулирования коммуникационной, в основном добросовестно используемой, технологии для регулирования контента. Как мы уже показали, аргументация принципа слоёв ещё убедительнее в контексте слоёв TCP/IP, чем слоёв коммуникационной системы. Проблемы соответствия, созданные регулированием с пересечением слоёв в слое TCP/IP даже ещё более значительны, чем проблемы соответствия, поддерживающие правило Сони. К этим проблемам соответствия добавились ещё более убедительные проблемы, определённые в тезисе прозрачности. Другими словами, логическое обоснование, лежащее в основе дела Сони применяется более убедительно к регулированию с нарушением слоёв в слоях TCP/IP, чем к собственно фактам о Сони.

Значение этих фактов для правовой доктрины огромно. Принцип слоёв базируется на обосновании как принципов, так и норм. Дело Сони показывает, что принцип слоёв уже встроен в саму ткань закона, по крайней мере в США. Нормативная база принципа слоёв уже обосновалась глубоко в структуре американского права. Фактическая база для принципа слоёв основана на хорошо обоснованных открытиях проектирования сетей. Другими словами, принцип слоев находится, в том, что касается судебной практики, уже здесь — в конституции и практике — и ждёт, когда же его обнаружат.